Каталог

Маркировка подождет

Очередной переполох в рядах мебельной общественности вызвала публикация в газете в «КоммерсантЪ»: автор статьи ссылался на инициативу АМДПР по созданию рабочей группы для противодействия теневому рынку мебели, с каковой Ассоциация обратилась в Минпромторг, и приводил аргументы в пользу маркировки мебели. В результате у всех создалось впечатление, что идею маркировки мебели продвигает АМДПР, и, естественно, тут же разразилась бурная дискуссия вокруг «кому выгодно» и «кто виноват». В телеграм-чате «ТОП-мебельщик в МИРе» задавали друг другу вопросы, как маркировать мебель, состоящую из нескольких упаковок: «Как подетально маркировать кухню из трех сотен деталей? Не чушь ли это?» Звучали сомнения в том, что маркировка поможет решить проблему собираемости налогов: «Те, кто продает в черную, как продавали, так и будут продавать, а ведь для этого в свое время онлайн-кассы вводили», опасения, что потребуются «инвестиции во взятки», раздавались призывы всячески противодействовать «очередном злу». В целом все сошлись во мнении, что большие фабрики с налаженной системой учета и штрихкодирования товара без труда справятся с маркировкой и даже могут ее лоббировать, но для малых и средних производителей маркировка окажется тяжелым бременем, и что «государству начхать на малый и средний бизнес».

Спешим всех успокоить: вводить маркировку мебели никто не собирается, это редакции FCP Media подтвердили в АМДПР. Действительно, примерно год назад на совещании в Минпромторге с участием представителей ЦРПТ (Центр развития прогрессивных технологий — оператор единой национальной системы маркировки и прослеживания товаров Честный ЗНАК) предлагалось рассмотреть этот вариант, рассказал генеральный директор АМДПР Тимур Иртуганов, но от этой идеи сразу же отказались. По его словам, система сырая, и пока «не разложат по полкам» затраты, возвращаться к обсуждению маркировки мебели не станут. Впрочем, это не означает, что тема закрыта навсегда; в том же телеграм-чате Тимур Иртуганов написал: «Мы все понимаем, что в течение нескольких лет маркировать начнут ВСЕ. Резюмируя: история продолжается, перспектива решения проблемы не краткосрочная, вопрос маркировки «изучаем под лупой». Пока выдыхаем.

Чем сейчас действительно планирует заняться АМДПР, так это добиться усиления контроля за нелегальными производителями мебели со стороны налоговых и правоохранительных органов. С этой целью Ассоциация предложила Минпромторгу создать совместную рабочую группу. По оценкам АМДПР доля «черного» производства на российском мебельном рынке составляет от 20 до 40 процентов, а объем теневого рынка составляет около 40 млрд. рублей (эту цифру несколько лет назад вывел Росстат, сравнив объемы готовой мебели и реализованных плитных материалов, пояснил нам Тимур Иртуганов). В результате легальные производители конкурируют не между собой, а с подпольными производствами, и это может привести к тому, что «нелегальные мебельщики выдавят с российского рынка легальных, которые создают рабочие места, платят налоги и развивают российскую экономику», предупреждает президент Ассоциации Александр Шестаков.

Что касается конкретных мер, прокомментировали в АМДПР, то пока есть только общая идея, но нет четкого представления о механизмах реализации подобного контроля, их выработкой после проведения консультаций как раз и займется рабочая группа.

Кстати, в упомянутом выше телеграм-чате высказывались обвинения в том, что АМДПР действует в интересах узкой группы крупных мебельных компаний и не обращает внимания на средний и малый бизнес. Раскроем небольшой секрет: Ассоциация — не масонская ложа, а открытая общественная организация, президента не назначают сверху, а выбирают на общем собрании открытым голосованием, точно так же открытым голосованием утверждают план работы исполнительной дирекции. Иными словами, ничто не мешает мебельщикам (будучи членами АМДПР) самим выбирать своих представителей и самостоятельно формировать повестку, было бы желание.

Источник: Furniture communication project

X

Маркировка подождет

Очередной переполох в рядах мебельной общественности вызвала публикация в газете в «КоммерсантЪ»: автор статьи ссылался на инициативу АМДПР по созданию рабочей группы для противодействия теневому рынку мебели, с каковой Ассоциация обратилась в Минпромторг, и приводил аргументы в пользу маркировки мебели. В результате у всех создалось впечатление, что идею маркировки мебели продвигает АМДПР, и, естественно, тут же разразилась бурная дискуссия вокруг «кому выгодно» и «кто виноват». В телеграм-чате «ТОП-мебельщик в МИРе» задавали друг другу вопросы, как маркировать мебель, состоящую из нескольких упаковок: «Как подетально маркировать кухню из трех сотен деталей? Не чушь ли это?» Звучали сомнения в том, что маркировка поможет решить проблему собираемости налогов: «Те, кто продает в черную, как продавали, так и будут продавать, а ведь для этого в свое время онлайн-кассы вводили», опасения, что потребуются «инвестиции во взятки», раздавались призывы всячески противодействовать «очередном злу». В целом все сошлись во мнении, что большие фабрики с налаженной системой учета и штрихкодирования товара без труда справятся с маркировкой и даже могут ее лоббировать, но для малых и средних производителей маркировка окажется тяжелым бременем, и что «государству начхать на малый и средний бизнес».

Спешим всех успокоить: вводить маркировку мебели никто не собирается, это редакции FCP Media подтвердили в АМДПР. Действительно, примерно год назад на совещании в Минпромторге с участием представителей ЦРПТ (Центр развития прогрессивных технологий — оператор единой национальной системы маркировки и прослеживания товаров Честный ЗНАК) предлагалось рассмотреть этот вариант, рассказал генеральный директор АМДПР Тимур Иртуганов, но от этой идеи сразу же отказались. По его словам, система сырая, и пока «не разложат по полкам» затраты, возвращаться к обсуждению маркировки мебели не станут. Впрочем, это не означает, что тема закрыта навсегда; в том же телеграм-чате Тимур Иртуганов написал: «Мы все понимаем, что в течение нескольких лет маркировать начнут ВСЕ. Резюмируя: история продолжается, перспектива решения проблемы не краткосрочная, вопрос маркировки «изучаем под лупой». Пока выдыхаем.

Чем сейчас действительно планирует заняться АМДПР, так это добиться усиления контроля за нелегальными производителями мебели со стороны налоговых и правоохранительных органов. С этой целью Ассоциация предложила Минпромторгу создать совместную рабочую группу. По оценкам АМДПР доля «черного» производства на российском мебельном рынке составляет от 20 до 40 процентов, а объем теневого рынка составляет около 40 млрд. рублей (эту цифру несколько лет назад вывел Росстат, сравнив объемы готовой мебели и реализованных плитных материалов, пояснил нам Тимур Иртуганов). В результате легальные производители конкурируют не между собой, а с подпольными производствами, и это может привести к тому, что «нелегальные мебельщики выдавят с российского рынка легальных, которые создают рабочие места, платят налоги и развивают российскую экономику», предупреждает президент Ассоциации Александр Шестаков.

Что касается конкретных мер, прокомментировали в АМДПР, то пока есть только общая идея, но нет четкого представления о механизмах реализации подобного контроля, их выработкой после проведения консультаций как раз и займется рабочая группа.

Кстати, в упомянутом выше телеграм-чате высказывались обвинения в том, что АМДПР действует в интересах узкой группы крупных мебельных компаний и не обращает внимания на средний и малый бизнес. Раскроем небольшой секрет: Ассоциация — не масонская ложа, а открытая общественная организация, президента не назначают сверху, а выбирают на общем собрании открытым голосованием, точно так же открытым голосованием утверждают план работы исполнительной дирекции. Иными словами, ничто не мешает мебельщикам (будучи членами АМДПР) самим выбирать своих представителей и самостоятельно формировать повестку, было бы желание.

Источник: Furniture communication project


«Шаттдекор» увеличила производство декоративной пленки для мебельной и строительной отраслей в Московской обл.

Заемщик Фонда развития промышленности (ФРП) — ООО «шаттдекор» — запустил в Чехове Московской обл. серийное производство декоративной пленки для мебельной и строительной отраслей, об этом сообщает пресс-центр ФРП.

Инвестиции превысили 1,25 млрд руб.

С привлечением льготного займа ФРП предприятие запустило вторую очередь завода по производству декоративной пленки на бумажной основе. Она используется в мебельной промышленности и в производстве строительных материалов: напольных покрытий и стеновых панелей. Ранее компания выпускала эту продукцию на арендованных площадях в Шатуре Московской обл. Теперь производство перенесено в Чехов, где на собственной территории построен новый цех. Его мощность — 75 млн м2 пленки в год, что более чем на 30% превосходит объемы бывшего производства в Шатуре.

Декоративная пленка пропитана композицией синтетических смол и предназначена для использования в производстве мебели и строительных материалов. Основными заказчиками являются производители ламинированных ДСП и MDF.

ООО «шаттдекор» — дочерняя компания немецкой Schattdecor AG, одного из мировых лидеров в производстве декоративных покрытий. Средства займа были использованы на локализацию производства в России с использованием современных зарубежных технологий. Это позволит снизить долю импорта на рынке облицовочной мебельной пленки, которая, по данным компании, составляет 40%.

источник

X

«Шаттдекор» увеличила производство декоративной пленки для мебельной и строительной отраслей в Московской обл.

Заемщик Фонда развития промышленности (ФРП) — ООО «шаттдекор» — запустил в Чехове Московской обл. серийное производство декоративной пленки для мебельной и строительной отраслей, об этом сообщает пресс-центр ФРП.

Инвестиции превысили 1,25 млрд руб.

С привлечением льготного займа ФРП предприятие запустило вторую очередь завода по производству декоративной пленки на бумажной основе. Она используется в мебельной промышленности и в производстве строительных материалов: напольных покрытий и стеновых панелей. Ранее компания выпускала эту продукцию на арендованных площадях в Шатуре Московской обл. Теперь производство перенесено в Чехов, где на собственной территории построен новый цех. Его мощность — 75 млн м2 пленки в год, что более чем на 30% превосходит объемы бывшего производства в Шатуре.

Декоративная пленка пропитана композицией синтетических смол и предназначена для использования в производстве мебели и строительных материалов. Основными заказчиками являются производители ламинированных ДСП и MDF.

ООО «шаттдекор» — дочерняя компания немецкой Schattdecor AG, одного из мировых лидеров в производстве декоративных покрытий. Средства займа были использованы на локализацию производства в России с использованием современных зарубежных технологий. Это позволит снизить долю импорта на рынке облицовочной мебельной пленки, которая, по данным компании, составляет 40%.

источник


В Щелково до конца года появится новый мебельный складской комплекс

Инспекторы Главгосстройнадзора начали проверку по извещению об окончании строительства здания склада сырья для производственно-складского комплекса «Стильные Кухни» в городском округе Щелково.

В здании, площадью более 7 тысяч кв. метров будет находиться склад сырья. Введение объекта в эксплуатацию позволит оптимизировать логистику, нарастить объемы производства кухонной мебели и в перспективе увеличить количество рабочих мест до 26 человек. На данный момент на производстве выпускают порядка 3000 комплектов мебели в месяц.

«С момента начала строительства на объекте проведено пять проверок. Если в ходе итоговой проверки инспекторами не будет обнаружено нарушений, до 21 декабря в Главгосстройнадзоре будет поднят вопрос о выдаче объекту заключения о соответствии проектной документации», — прокомментировал начальник Главгосстройнадзора Артур Гарибян.

источник

X

В Щелково до конца года появится новый мебельный складской комплекс

Инспекторы Главгосстройнадзора начали проверку по извещению об окончании строительства здания склада сырья для производственно-складского комплекса «Стильные Кухни» в городском округе Щелково.

В здании, площадью более 7 тысяч кв. метров будет находиться склад сырья. Введение объекта в эксплуатацию позволит оптимизировать логистику, нарастить объемы производства кухонной мебели и в перспективе увеличить количество рабочих мест до 26 человек. На данный момент на производстве выпускают порядка 3000 комплектов мебели в месяц.

«С момента начала строительства на объекте проведено пять проверок. Если в ходе итоговой проверки инспекторами не будет обнаружено нарушений, до 21 декабря в Главгосстройнадзоре будет поднят вопрос о выдаче объекту заключения о соответствии проектной документации», — прокомментировал начальник Главгосстройнадзора Артур Гарибян.

источник


В Челябинске показали умный стул для школьников

В Челябинске показали умный стул для школьников

В Челябинске впервые показали умный стул для школьников. Устройство будет контролировать развитие правильной осанки у учащихся.

В мебель встроены датчики, которые определяют вес и позу. Если ученик сидит неправильно, стул подает сигнал педагогу. Данные в режиме реального времени могут получать врач, учитель физкультуры и даже родители на свой смартфон. Стул передает информацию с помощью Wi-Fi или Bluetooth.

источник

X

В Челябинске показали умный стул для школьников

В Челябинске показали умный стул для школьников

В Челябинске впервые показали умный стул для школьников. Устройство будет контролировать развитие правильной осанки у учащихся.

В мебель встроены датчики, которые определяют вес и позу. Если ученик сидит неправильно, стул подает сигнал педагогу. Данные в режиме реального времени могут получать врач, учитель физкультуры и даже родители на свой смартфон. Стул передает информацию с помощью Wi-Fi или Bluetooth.

источник


Российская мебель не нужна ни у нас, ни за границей

Эксперты аналитической компании Poyry Management Consulting (РМС) подсчитали, что импорт мебели в Россию, который в 2014 году превышал $3,3 млрд в год, к 2017–му сократился втрое. Однако не стоит спешить с выводами насчет импортозамещения, предостерегают специалисты РМС: объемы отечественного производства не только не выросли, но даже сократились: $3,8 млрд в год в 2017 году против $5,1 млрд в 2014–м. Причем 35–50% этого объема занимает серый производственный сектор, выпадающий из официальной статистики. Это, например, производство мебели под заказ, которое в отчетности значится как «оказание услуг», а потому облагается меньшими налогами, чем производство. А также «гаражная» промышленность — то есть подпольные фабрики, владельцы которых вовсе не платят никаких налогов, не отчитываются перед государством, а потому оно их не видит (или делает вид, что не видит).

Справедливости ради нужно упомянуть, что обвал производственных объемов в долларовом эквиваленте в основном результат падения курса рубля. В натуральном выражении производство мебели почти не сократилось. Однако очевидно, что заветная мечта мебельщиков — заменить заграничную мебель российской на внутреннем рынке — далека от воплощения. Отечественные поставки этой продукции за рубеж составляют лишь $4,2 млрд в год (0,7% от мирового потребления мебели). И с 2014 года этот показатель не только не вырос, но даже уменьшился на несколько миллионов долларов. Для сравнения: Китай, на долю которого приходится 28% мирового экспорта мебели, ежегодно продает на внешний рынок продукции на $50 млрд.

В чем же причина? Почему просчитались наши производители, возлагавшие столь радужные надежды на дешевеющий рубль, который должен был повысить конкурентоспособность их продукции? Вроде и государство регулярно отчитывается о мерах поддержки мебельщиков: то снизит пошлины на ввоз комплектующих из–за рубежа, то ограничит объемы закупок импортной мебели для государственных нужд, то субсидирует промышленников, которые расширяют и модернизируют производство. Так в чем проблема?

Не на чем делать мебель — это первое, отвечают производители. Отечественного оборудования нет, и его разработку и выпуск никто не стимулирует, а импортное все дорожает. К тому же санкции и нестабильность российской внешней политики отпугивают иностранных партнеров.

Не из чего делать мебель — это второе, продолжают производители. За год лес–кругляк подорожал почти в 1,5 раза. В начале 2017 года цена за куб составляла 3 тыс. рублей, весной 2018–го — уже больше 4 тыс. Такая же ситуация с пиломатериалами.

А кому нужна дорогая российская мебель, когда есть дешевая китайская? Вот и превращается постепенно Россия в сырьевой придаток Китая, куда, только по официальной статистике, экспортируется свыше 14 млн м3 древесного сырья в год — это 63% всего российского лесного экспорта и 6,5% отечественных лесозаготовок. А через 15–20 лет подрастут лесные плантации в Южной Америке и Океании, которые, заботясь о собственной сырьевой безопасности, посадил Китай, и тогда российский лес ему вовсе не будет нужен.

 Ольга Мягченко, корреспондент
X

Российская мебель не нужна ни у нас, ни за границей

Эксперты аналитической компании Poyry Management Consulting (РМС) подсчитали, что импорт мебели в Россию, который в 2014 году превышал $3,3 млрд в год, к 2017–му сократился втрое. Однако не стоит спешить с выводами насчет импортозамещения, предостерегают специалисты РМС: объемы отечественного производства не только не выросли, но даже сократились: $3,8 млрд в год в 2017 году против $5,1 млрд в 2014–м. Причем 35–50% этого объема занимает серый производственный сектор, выпадающий из официальной статистики. Это, например, производство мебели под заказ, которое в отчетности значится как «оказание услуг», а потому облагается меньшими налогами, чем производство. А также «гаражная» промышленность — то есть подпольные фабрики, владельцы которых вовсе не платят никаких налогов, не отчитываются перед государством, а потому оно их не видит (или делает вид, что не видит).

Справедливости ради нужно упомянуть, что обвал производственных объемов в долларовом эквиваленте в основном результат падения курса рубля. В натуральном выражении производство мебели почти не сократилось. Однако очевидно, что заветная мечта мебельщиков — заменить заграничную мебель российской на внутреннем рынке — далека от воплощения. Отечественные поставки этой продукции за рубеж составляют лишь $4,2 млрд в год (0,7% от мирового потребления мебели). И с 2014 года этот показатель не только не вырос, но даже уменьшился на несколько миллионов долларов. Для сравнения: Китай, на долю которого приходится 28% мирового экспорта мебели, ежегодно продает на внешний рынок продукции на $50 млрд.

В чем же причина? Почему просчитались наши производители, возлагавшие столь радужные надежды на дешевеющий рубль, который должен был повысить конкурентоспособность их продукции? Вроде и государство регулярно отчитывается о мерах поддержки мебельщиков: то снизит пошлины на ввоз комплектующих из–за рубежа, то ограничит объемы закупок импортной мебели для государственных нужд, то субсидирует промышленников, которые расширяют и модернизируют производство. Так в чем проблема?

Не на чем делать мебель — это первое, отвечают производители. Отечественного оборудования нет, и его разработку и выпуск никто не стимулирует, а импортное все дорожает. К тому же санкции и нестабильность российской внешней политики отпугивают иностранных партнеров.

Не из чего делать мебель — это второе, продолжают производители. За год лес–кругляк подорожал почти в 1,5 раза. В начале 2017 года цена за куб составляла 3 тыс. рублей, весной 2018–го — уже больше 4 тыс. Такая же ситуация с пиломатериалами.

А кому нужна дорогая российская мебель, когда есть дешевая китайская? Вот и превращается постепенно Россия в сырьевой придаток Китая, куда, только по официальной статистике, экспортируется свыше 14 млн м3 древесного сырья в год — это 63% всего российского лесного экспорта и 6,5% отечественных лесозаготовок. А через 15–20 лет подрастут лесные плантации в Южной Америке и Океании, которые, заботясь о собственной сырьевой безопасности, посадил Китай, и тогда российский лес ему вовсе не будет нужен.

 Ольга Мягченко, корреспондент

Мебель 2018. 30-ая международная выставка мебели

«Мебель» – крупнейшая отраслевая выставка, которая ежегодно становится главным событием мебельного рынка в России и Восточной Европе. Здесь собираются ведущие мировые бренды и производители, дизайнеры и специалисты по интерьеру для демонстрации новых коллекций и лучших образцов мебельной моды, эффективного делового общения и развития бизнеса.

Выставка определяет актуальные тенденции мебельного рынка и объединяет на своей площадке производителей и дистрибьюторов различных направлений с потребителями. Здесь представлен широкий выбор элитной и бюджетной мебели для спален, столовых, гостиных, детских, а также кухни от производителя, диваны и кресла, мебельная фурнитура, отделочные материалы и разнообразные предметы интерьера.

подробнее

X

Мебель 2018. 30-ая международная выставка мебели

«Мебель» – крупнейшая отраслевая выставка, которая ежегодно становится главным событием мебельного рынка в России и Восточной Европе. Здесь собираются ведущие мировые бренды и производители, дизайнеры и специалисты по интерьеру для демонстрации новых коллекций и лучших образцов мебельной моды, эффективного делового общения и развития бизнеса.

Выставка определяет актуальные тенденции мебельного рынка и объединяет на своей площадке производителей и дистрибьюторов различных направлений с потребителями. Здесь представлен широкий выбор элитной и бюджетной мебели для спален, столовых, гостиных, детских, а также кухни от производителя, диваны и кресла, мебельная фурнитура, отделочные материалы и разнообразные предметы интерьера.

подробнее


IKEA будет сдавать мебель в аренду

IKEA приступила к тестированию новых бизнес-моделей: сдаче в аренду и выкупе мебели собственного производства у потребителей.

Об этом, выступая на Всемирном экономическом форуме в Давосе, рассказал президент и генеральный директор IKEA Йеспер Бродин.

Эксперимент по покупке бывшей в употреблении мебели, которая затем направляется на переработку, а не на свалку, уже успешно опробован в Японии. Аренда же предназначена для тех категорий потребителей, которые не готовы платить сотни долларов за диван или кровать. Тем самым IKEA демонстрирует, что «жизненный цикл» ее продукции — не прямая статическая линия, а спираль, дающая возможность вторичной переработки любого товара.

Йеспер Бродин подчеркнул, что если предыдущие десятилетия были эрой массового потребления, то теперь сознание покупателей меняется и многих уже не привлекает идея владеть большим количеством предметов.

Источник

X

IKEA будет сдавать мебель в аренду

IKEA приступила к тестированию новых бизнес-моделей: сдаче в аренду и выкупе мебели собственного производства у потребителей.

Об этом, выступая на Всемирном экономическом форуме в Давосе, рассказал президент и генеральный директор IKEA Йеспер Бродин.

Эксперимент по покупке бывшей в употреблении мебели, которая затем направляется на переработку, а не на свалку, уже успешно опробован в Японии. Аренда же предназначена для тех категорий потребителей, которые не готовы платить сотни долларов за диван или кровать. Тем самым IKEA демонстрирует, что «жизненный цикл» ее продукции — не прямая статическая линия, а спираль, дающая возможность вторичной переработки любого товара.

Йеспер Бродин подчеркнул, что если предыдущие десятилетия были эрой массового потребления, то теперь сознание покупателей меняется и многих уже не привлекает идея владеть большим количеством предметов.

Источник


Мебельщики увеличивают объёмы производства и инвестируют в основной капитал.

По данным Росстата, производство мебели в России за 10 месяцев выросло на 8,1% к аналогичному периоду 2016 года (в текущих ценах, без учёта индекса цен производителей, который составил 100,7%). Месячный прирост за октябрь — 12,6% к октябрю 2016-го. Эти показатели существенно превышают общий российский индекс промышленного производства.

По конкретным товарным категориям в январе-октябре отмечено увеличение более чем на треть поставок кухонной мебели (+35,5%). Выпуск столов для кухни, столовой и гостиной вырос на 27%, шкафов для кухни, спальни, столовой и гостиной — на 25,4%, беспружинных матрасов — на 19,3%, диванов, соф и кушеток — на 5,2%.

Слабоотрицательная динамика — в категории деревянной мебели для ванных комнат (минус 0,4%). Меньше, чем за аналогичный период 2016-го, выпущено мебели из пластика — на 10,4%, пружинных матрасов — на 8,1%.

Из аналитики Росстата также следует, что инвестиции в основной капитал в мебельной отрасли за первые три квартала 2017-го увеличились на 22,3%: мебельные предприятия активно занимались модернизацией и расширением действующих производств, строительством новых промышленных объектов.

Таким образом, почти весь 2017 год отечественные мебельщики уверенно поддерживали позитивный тренд, наметившийся ещё в первом квартале. На фоне остальных секторов обрабатывающей промышленности России мебельная индустрия выглядела твёрдой «отличницей».

Источник

X

Мебельщики увеличивают объёмы производства и инвестируют в основной капитал.

По данным Росстата, производство мебели в России за 10 месяцев выросло на 8,1% к аналогичному периоду 2016 года (в текущих ценах, без учёта индекса цен производителей, который составил 100,7%). Месячный прирост за октябрь — 12,6% к октябрю 2016-го. Эти показатели существенно превышают общий российский индекс промышленного производства.

По конкретным товарным категориям в январе-октябре отмечено увеличение более чем на треть поставок кухонной мебели (+35,5%). Выпуск столов для кухни, столовой и гостиной вырос на 27%, шкафов для кухни, спальни, столовой и гостиной — на 25,4%, беспружинных матрасов — на 19,3%, диванов, соф и кушеток — на 5,2%.

Слабоотрицательная динамика — в категории деревянной мебели для ванных комнат (минус 0,4%). Меньше, чем за аналогичный период 2016-го, выпущено мебели из пластика — на 10,4%, пружинных матрасов — на 8,1%.

Из аналитики Росстата также следует, что инвестиции в основной капитал в мебельной отрасли за первые три квартала 2017-го увеличились на 22,3%: мебельные предприятия активно занимались модернизацией и расширением действующих производств, строительством новых промышленных объектов.

Таким образом, почти весь 2017 год отечественные мебельщики уверенно поддерживали позитивный тренд, наметившийся ещё в первом квартале. На фоне остальных секторов обрабатывающей промышленности России мебельная индустрия выглядела твёрдой «отличницей».

Источник


Мебельный фасад №19 Классика

X

Мебельный фасад №19 Классика


Мебельный фасад №20 Классика

X

Мебельный фасад №20 Классика


Мебельный фасад №18 Классика

X

Мебельный фасад №18 Классика


Мебельный фасад №17 Классика

X

Мебельный фасад №17 Классика


Мебельный фасад №16 Классика

X

Мебельный фасад №16 Классика


Мебельный фасад №15 Классика

X

Мебельный фасад №15 Классика


Мебельный фасад №14 Классика

X

Мебельный фасад №14 Классика


Мебельный фасад №13 Классика

X

Мебельный фасад №13 Классика


Мебельный фасад №12 Классика

X

Мебельный фасад №12 Классика


Мебельный фасад №11 Классика

X

Мебельный фасад №11 Классика


Мебельный фасад №10 Классика

X

Мебельный фасад №10 Классика


Мебельный фасад №9 Модерн

X

Мебельный фасад №9 Модерн


Мебельный фасад №8 Модерн

X

Мебельный фасад №8 Модерн


Мебельный фасад №7 Модерн

X

Мебельный фасад №7 Модерн


Мебельный фасад №6 Модерн

X

Мебельный фасад №6 Модерн


Мебельный фасад №5 Модерн

X

Мебельный фасад №5 Модерн


Мебельный фасад №4 Модерн

X

Мебельный фасад №4 Модерн


Мебельный фасад №3 Модерн

X

Мебельный фасад №3 Модерн


Мебельный фасад №2 Модерн

X

Мебельный фасад №2 Модерн


Мебельный фасад №1 Модерн

X

Мебельный фасад №1 Модерн


Ручка — скоба FZ6211

X

Ручка — скоба
FZ6211


Кронштейн механический SFD006-3

X

Кронштейн механический
SFD006-3


Кронштейн механический SFD006-2

Упаковка: 50 шт

X

Кронштейн механический
SFD006-2

Упаковка: 50 шт


Мебельная ручка RR001SN.4/128

Тип ручки: Ручка рейлинговая
Межцентровое расстояние (мм): 128 мм
Цвет покрытия: Сатиновый никель
Кол-во в упаковке: 25
Вес упаковки: 2,174 кг

X

Мебельная ручка RR001SN.4/128

Тип ручки: Ручка рейлинговая
Межцентровое расстояние (мм): 128 мм
Цвет покрытия: Сатиновый никель
Кол-во в упаковке: 25
Вес упаковки: 2,174 кг